У деда Игната была одна вещь, сильно интересовавшая нас: массивный перстень с зеленым камнем. На камне была искусно вырезана змея, во рту она держала красный лепесток ни разу не виданного нами цветка. Когда на перстень падал солнечный луч, зелень искрилась, змея словно оживала, а лепесток вспыхивал сотней огней. Зрелище необычайно красочное! Мы часто спрашивали, откуда у Игната этот перстень, и однажды, уступая нашей настойчивости, он рассказал.

     …Много-много лет назад бродил Игнат по уссурийской тайге. В один из дней, который кстати, как и несколько предыдущих, прошел для молодого охотника неудачно, он решил пораньше позаботиться о ночлеге и костре: в воздухе отчетливо чувствовалось приближение зимы.

     Пригревшись у костра, парень уснул. А когда открыл глаза, вокруг не было видно ни зги. Костер давно потух, и в нескольких шагах от него возился кто-то невидимый, чуть слышно посапывая. Игнат шумнул. По кустам пробежал шорох — видно этот кто-то юркнул туда. Воцарилась тишина.

     Сон пропал. Игнат чиркнул спичкой, разжег снова костер,решительно шагнул к месту, откуда только что доносились звуки. Возле груды камней, сложенных в беспорядке, никого не было.

     Приглядевшись, он увидел вдруг на земле маленькую пластинку, потемневшую от времени. Поднял, ковырнул по пластинке ножом — по надрезу догадался — серебро. Видимо, в руках у него была старая монета — Игнат и раньше слышал от бывалых людей о таких находках.

     После достаточно тщательного обследования местности у него оказалось с десяток монет. Но как они попали сюда? В лесу между тем стало совсем светло.

     Вдруг в кустах опять зашуршало. На полянку выскочил бурундук — один из самых любопытных зверьков на свете. Быстро-быстро вскарабкался по камням, юркнул в небольшую щель и… исчез. А через некоторое время появился, держа в зубах знакомую уже Игнату пластинку.

     Охотник сидел не шевелясь. Бурундук выронил монетку, снова начал карабкаться по камням. Тут Игнат не выдержал, кашлянул, зверек исчез.

     Становилось понятным, кем был ночной пришелец. Деньги, как известно, бурундукам не нужны, в драгоценных металлах они тоже не разбираются, но, любопытствуя, могут таскать незнакомые мелкие предметы. Но откуда? Игнат подошел к каменному холму, откатил первый валун, потом второй. Работа была не из легких. Прошло несколько часов, пока, разобрав заграждение, охотник внезапно обнаружил вход в пещеру. Выставив вперед ружье, он рискнул войти.

     Когда глаза привыкли к полумраку, Игнат увидел, что стоит в довольно просторной каменной нише. На полу было разбросано множество серебряных монет, точно таких же, какие он нашел у подножия холма. На возвышении — трех позеленевших от времени огромных камнях — стоял обитый металлом длинный черный ящик. Преодолев страх, Игнат решительно стукнул прикладом ружья по металлу. Железные кольца лопнули, ящик открылся. На каменном ложе лежали останки мужчины и женщины — Игнат определил это по дорогому стилету в одном изголовье и необыкновенно красивому украшению из драгоценных камней — в другом. Кто они? Какой злой рок лишил их счастья радоваться жизни?

     Ничего не могли сказать Игнату тяжелые каменные своды, единственные свидетели случившегося многие-многие годы назад.

     Тихо постояв, юноша медленно пошел к выходу. Потом, желая лучше запомнить увиденное, чиркнул спичкой, внимательно взглянул в последний раз на низкий потолок, тяжелые стены… Маленькое пламя скупо освещало темноту.

     Вдруг что-то яркой молнией сверкнуло среди рассыпанного серебра и тут же погасло. Игнат вздрогнул. Чиркнул спичкой еще раз. На полу лежал перстень.

     Перстень был единственной вещью, которую уходя взял с собою дед Игнат. Всякий другой путь приобретения благ, кроме честной работы, он считал неприемлемым для себя, а перстень… Перстень стал его талисманом. На следующий же день началась удачная охота, да и потом , как рассказывал старик, он больше радовался, чем огорчался. Думается, что это шло не от перстня, а от неунывающего характера, доброго нрава да трудолюбия Игната, мастера на все руки. Но перстень он все же берег, не продал, даже когда предлагали за него две тысячи рублей (средняя зарплата инжинера за полтора года по тем временам).

     …Много воды утекло с тех пор. Жизнь разлучила меня с моими друзьями, унесла в другой конец страны. А когда я вновь приехал в знакомые места, узнал, что дед Игнат умер.

     Милостивой оказалась к нему судьба. Почти сто лет прожил он, успел перевидеть всякое, а главное — принести пользу как в большом, так и в малом людям.

     А вот о талисмане его, сколько я ни спрашивал, никто ничего не знает.

Напечатано в газете «Ленинский путь» (г. Бердск Новосибирской области) 25 июля 1981 г. N 89 (5250)